22.01.2018

Дуглас Киркланд: «В работе с моделями не перехожу границ дозволенного»

В столичном Центре фотографии имени братьев Люмьер — «За кулисами» Дугласа Киркланда: первая персональная выставка маэстро в России. Летописец целлулоидного мира грез запечатлел многих легенд прошлого и современности. А заодно и сам превратился в своеобразную икону.

Дуглас Киркланд
Дуглас Киркланд

Киркланд родился в Канаде, в небольшом городке Форт Эри в провинции Онтарио. В десять лет впервые взял в руки фотоаппарат и мгновенно влюбился в создаваемую щелчком затвора вселенную. В конце 50-х отправился покорять Нью-Йорк. Его встретили словами: «Эй, парень, ты опоздал, ловить здесь уже нечего». Самое забавное, уверяет мэтр, подобные мантры слышны и сейчас. Поэтому новичкам важно не бояться и помнить: преуспевают самые стойкие. Дуглас признавался, что довольно агрессивно добивался успеха. Юноша поставил себе срок — один год. В случае провала пришлось бы вернуться в Канаду и посвятить себя семейному бизнесу по продаже одежды. В итоге Киркланду удалось стать ассистентом великого Ирвина Пенна. Однако 60 долларов в неделю не хватало для жизни в большом городе. На просьбу о прибавке к жалованью Дуглас услышал отказ: «Многие почтут за честь трудиться на меня бесплатно». Молодой талант решил расстаться с именитым наставником и вскоре получил предложение от известного журнала Look.

Элизабет Тейлор, на съемках фильма «Кулик». Париж, 1964
Элизабет Тейлор, на съемках фильма «Кулик». Париж, 1964

Фотограф уверяет: самая сложная часть работы — достичь взаимопонимания со звездой. Первой большой удачей стала съемка Элизабет Тейлор в 1961-м. Поначалу актриса не желала позировать. Юноша заглянул ей в глаза и произнес: «Я новичок, представьте, что для меня значит сделать ваш портрет». Капризная дива в итоге согласилась: так появился эффектный кадр — кстати, представленный на выставке. Есть здесь и другие отпечатки — с Лиз и любовью всей ее жизни Ричардом Бартоном. Как вспоминает Дуглас, во время фотосессии артисты проговорились о сокровенном. Бартон мечтал оставить кинобизнес и преподавать в Оксфорде, а Тейлор видела себя счастливой профессорской женой. Увы, этим планам не суждено было сбыться.

Мэрилин Монро. Голливуд, 1961
Мэрилин Монро. Голливуд, 1961

На заре карьеры канадцу удалось также запечатлеть Коко Шанель и Мэрилин Монро. Портретам самой знаменитой блондинки отведен зал со светло-розовыми стенами. Сама съемка — нежная, воздушно-зефирная: Монро позирует на белых шелковых простынях, потягивая Dom Perignon. Отпечатки, сделанные за восемь месяцев до смерти актрисы, получились деликатными и чувственными. Дуглас рассказывает, что ему на удивление легко удалось заслужить ее расположение. В экспозиции воспроизведен и знаменитый кадр, который лучше всего демонстрирует контакт, возникший между фотографом и моделью: Мэрилин лежит на кровати, а сам Киркланд растянулся на полу — уставшие после долгой работы, они допивают шампанское.

Коко Шанель в своем ателье Улица Камбон, 31, Париж, 1962
Коко Шанель в своем ателье Улица Камбон, 31, Париж, 1962

Гораздо сложнее оказалось покорить великую Шанель: строгая кутюрье поначалу общалась с юношей исключительно по-французски. Дуглас не понимал ни слова. «Однажды мы столкнулись нос к носу, и она сказала: Salut. Почувствовал себя в замешательстве, не знал, что ответить. Тогда мадемуазель внезапно перешла на идеальный английский: «Я просто поздоровалась». И с этого момента всегда говорила на моем родном языке». Прежде чем позировать фотографу, Коко велела отснять моделей и показать ей результат — хотела оценить уровень мастерства. Канадец с честью выдержал испытание. Всего он провел в Париже три недели. Мэтр вспоминает, как накануне его отъезда они гуляли по парку в Версале. Погода оказалась ненастной, и фотограф отдал Коко плащ, который та набросила на плечи. Одинокая стильная фигурка в опустевшем царстве красоты — эта работа кажется по-настоящему символичной. Мадемуазель приглашала молодого человека погостить в ее доме в Швейцарии, однако в редакции посчитали миссию выполненной и велели сотруднику возвращаться в Штаты.

Одри Хепберн. Париж, 1965
Одри Хепберн. Париж, 1965

Три дивы — Мэрилин Монро, Лиз Тейлор и Коко Шанель — фактически дали Киркланду пропуск в мир избранных. На выставке показан весь цвет кинематографа: инфернальный Джек Николсон, сжимающий в зубах горящую спичку; Одри Хепбёрн, кутающаяся в конфетно-розовое пальто; ухмыляющийся пожилой Чарли Чаплин; соблазнительная Брижит Бардо. От звездных имен может закружиться голова: Майкл Кейн, Ванесса Редгрейв, Фэй Данауэй, Марчелло Мастроянни, Шон Коннери, Джон Траволта, Дастин Хоффман, Шерилин Фенн… Особое место занимает «бэкстейдж»: кадры со съемочных площадок. В частности, можно полюбоваться на процесс создания «Титаника» (и посочувствовать Джеймсу Кэмерону, вынужденному репетировать с актерами, стоя по грудь в воде). Или заглянуть за кулисы «Мулен Руж!», одного из хитов начала 2000-х. Подобные вещи хороши неподдельными эмоциями: погруженные в рабочие моменты, актеры просто не замечают фотографа. Впрочем, нельзя сказать, что здесь представлена абсолютная правда жизни. Избавляясь от одних вымыслов, Киркланд обращается к другим и творит сказку. Недаром СМИ тиражируют одно из его высказываний: «Дайте мне камеру, а также красивую модель — мужчину или женщину — и я создам волшебство». Подобные снимки — не реальность, а сладкие грезы: показывая звезд с непривычной стороны, мастер не пытается развенчать их. Напротив — его герои по-прежнему кажутся недоступными, манящими. Ведь это, прежде всего, в интересах самого зрителя — оставаться очарованным и немного обманутым.

Джек Николсон у себя дома в Беверли-Хиллз. 1975
Джек Николсон у себя дома в Беверли-Хиллз. 1975

Питер МакНикол, Мерил Стрип, и Кевин Клайн, «Выбор Софи». Нью-Йорк, 1982
Питер МакНикол, Мерил Стрип, и Кевин Клайн, «Выбор Софи». Нью-Йорк, 1982

Фэй Данауэй и Марчелло Мастроянни на съемках фильма «Любовники». Тревизо, 1968
Фэй Данауэй и Марчелло Мастроянни на съемках фильма «Любовники». Тревизо, 1968

Дастин Хоффман, «Человек дождя». Нью-Йорк, 1988
Дастин Хоффман, «Человек дождя». Нью-Йорк, 1988

Мерил Стрип и Роберт Редфорд, «Из Африки»
Мерил Стрип и Роберт Редфорд, «Из Африки»

Ныне проживающий в Калифорнии, мэтр дал эксклюзивное интервью

Культура: Расскажите о Мэрилин Монро. Как появился знаменитый снимок: Вы лежите на полу, актриса на кровати, пьете шампанское?

Киркланд: Камера любила Мэрилин, а та отвечала ей взаимностью. Фотографии получались во многом именно благодаря Монро. Она умела соблазнять. Во время съемок мы находились в комнате наедине. В конце она попросила: «Пригласите всех обратно». Я отдал кому-то фотоаппарат и попросил запечатлеть, как мы лежим и разговариваем.

Культура: В 1950-е Вы переехали из Канады в Нью-Йорк и стали ассистентом легендарного Ирвина Пенна. Чему научились?

Киркланд: Многому, причем очень быстро. Вместе работали с моделями и редакторами Vogue в студии, ездили на съемки во Флориду. Наше сотрудничество оказалось коротким, всего полгода, но этот опыт изменил мою жизнь. В последний день попросил разрешения сфотографировать мэтра — в качестве подарка на прощание, и он согласился. Об этом драгоценном моменте напоминает снимок, висящий на стене моего дома.

Культура: Однажды Вы убедили позировать Элизабет Тейлор. Ее фото стало Вашей первой обложкой, сделанной для журнала Look. Приходилось, в свою очередь, давать шанс неизвестным авторам?

Киркланд: Постоянно. Никогда не забуду того, что Тейлор сделала для меня. И сам всегда стараюсь помогать начинающим талантам. Лет 10 назад получил электронное письмо от молодой женщины по имени Мелисса Ликес. Она увидела фотографии Тейлор и прочла историю съемки в австралийском журнале. Мелисса хотела поработать вместе со мной над проектом в городе Перт, в Австралии. И написала: «Пожалуйста, станьте моей Элизабет Тейлор и согласитесь на сотрудничество». У нас был очень маленький бюджет, тем не менее удалось воплотить ряд успешных проектов. Мы по-настоящему подружились.

Культура: Ключевую роль в Вашей карьере сыграла встреча с Коко Шанель. Чем запомнилось общение с ней?

Киркланд: Прежде всего замечу, что она не позволяла называть себя Коко. Все обращались к ней «мадемуазель». Шанель совсем меня не знала и попросила сделать фото ее моделей. Принес отпечатки, они понравились, и кутюрье взяла меня под крыло. Иногда приглашала пообедать и учила настоящему французскому этикету. Говорила: «Изучайте французский, читайте французские газеты, пойте французские песни. Французский — это язык утонченности и культуры!»

Культура: Вы фотографировали множество звезд: Одри Хепбёрн, Джека Николсона, Софи Лорен, Марчелло Мастроянни, Джона Траволту, Шерилин Фенн. На портретах все выглядят естественными: как удалось этого добиться?

Киркланд: Стараюсь, чтобы модели чувствовали себя комфортно. Иногда они смущаются перед камерой, тогда пытаюсь разговорить, снять напряжение, уверить в потрясающем конечном результате. Большинство актеров настоящие профессионалы, и если отнестись к ним с уважением, они выложатся на сто процентов.

Культура: В Вашем объективе было немало танцовщиков, от Михаила Барышникова до Роберто Болле. Что привлекает в этом виде искусства?

Киркланд: Мне также выпала честь фотографировать русскую балерину Светлану Захарову и прекрасную американскую артистку Эмико Фланаган, ныне работающую в Лионской опере. Танцовщики так грациозно двигаются, что снимать их одно удовольствие.

Культура: Кадры сделаны на голливудских киноплощадках. Чем интересно закулисье?

Киркланд: Мне не раз приходилось — в качестве специального фотографа — снимать в рекламных целях дополнительный материал: бэкстейдж или подготовительный процесс. Это очень занятно: провести неделю или даже больше на площадке, предварительно прочитав сценарий; поработать с актерами и всей командой. Получаешь позитивное впечатление от будущего фильма. Баз Лурман — один из тех режиссеров, с кем по-настоящему люблю сотрудничать.

Культура: В некоторых источниках упоминается Ваше путешествие на поезде через всю Россию, но подробности отсутствуют.

Киркланд: Это случилось в 1982 году. Получил заказ от американского журнала GEO. Десять дней ехал по Транссибирской магистрали, периодически останавливаясь в разных местах. Вспоминаю как захватывающее приключение.

Культура: Сегодня одна из самых обсуждаемых тем — сексуальные домогательства. Многие говорят о неприемлемости харассмента, другие — о том, что мужчины скоро будут бояться банального флирта. Ваша позиция?

Киркланд: Существует большая разница между заигрыванием и домогательствами. Сам, когда работаю с моделями, никогда не перехожу границы дозволенного. И не пытаюсь воспользоваться ситуацией, чтобы получить снимки, которые могли бы показаться им неправильными, вызвать дискомфорт.

Культура: Современные технологии изменили Ваш подход к съемке?

Киркланд: Был одним из первых среди коллег, кто обратился к компьютерам и цифровым камерам. Это произошло, когда возможности техники расширились и стали гарантировать прекрасное качество. Я открыт будущему. Из пленочных иногда использую одну — формата 8 на 10 дюймов, но только для личных проектов. Сегодня каждый способен стать фотографом, причем аппаратура совсем не важна. Главное — иметь «глаз» и делать кадры, которые будут вызывать не сиюминутное восхищение.

Ксения Воротынцева


Источники:

  1. portal-kultura.ru





© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2010-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://istoriya-foto.ru/ "Istoriya-Foto.ru: Фотоискусство"